Институт Стрелка, пригласивший его провести лекцию в Москве." /> Институт Стрелка, пригласивший его провести лекцию в Москве." />

Поиск

Поиск

«Архитектура будущего придёт из Флоренции!» – интервью с Дэвидом Фишером

Благодарим господина Фишера за большое эксклюзивное интервью для портала "Твоя Италия", а также Институт Стрелка, пригласивший его провести лекцию в Москве.
1

Дэвид Фишер, архитектор, автор проекта Динамической Башни (Dynamic Tower), основатель и президент Dynamic Architecture Group.

Наш первый вопрос — о вашем выборе обосноваться в Италии. Вы поехали учиться во Флоренцию, колыбель Ренессанса и по сей день центр классической традиции в итальянском искусстве. Почему вы выбрали именно Италию и Флоренцию?

На свете не существует города красивее Флоренции. А если учитывать мою область — архитектуру, — то и после многих веков технологической эволюции и художественного творчества не появилось другого похожего на неё города.

Firenze / Shutterstock.com

Вы могли бы описать ваш опыт учёбы в Италии? Что особенного она дала вам, что уникального было в ней?

Я выбрал Флоренцию, потому что был и остаюсь, по сути дела, художником. Когда я размышлял, где изучать архитектуру, Флоренция показалсь мне неизбежным выбором, поскольку это и в самом деле колыбель Возрождения и образцовый город искусства. Со временем я обнаружил, что Флоренция — не только дом красоты, но также и логики, науки. В самом деле, сегодня архитектура — это не только красота и стиль, но также — и прежде всего — логика и технология, а также концепция устойчивого развития.

Главный памятник Флоренции — это, безусловно, купол собора Санта-Мария-дель-Фьоре, спроектированный Брунеллески, — высочайшее выражение инженерного мастерства и логики. Этот купол — не только образец прекрасного, это прежде всего непревзойдённое инженерное произведение. Используя познания и технологии своей эпохи, Брунеллески, воплотив в жизнь этот смелый проект, достиг результатов, несопоставимых даже с теми, которых позволяют добиться сложнейшие из сегодняшних компьютеров.

Купол собора Санта-Мария-дель-Фьоре / Shutterstock.com

Один из самых известных ваших проектов — это «умная ванна Леонардо». Башня, которую вы спроектировали в Дубае, также названа в честь да Винчи. Что для вас означает Леонардо?

Вообще-то я полагаю, что в жизни нет ничего невозможного. Единственная по-настоящему невозможная вещь — это рождение ещё одного Леонардо да Винчи!

Что означает Леонардо? Я бы сказал, это абсолютный гений, «человек с другой планеты», способный предугадать и создать произведения, о которых невозможно было помыслить и которые по сей день поражают нас, в самых разнообразных сферах, будь то изобразительное искусство («Джоконда»), будь то биология (описание человеческого тела), аэродинамика (прототип вертолёта) или физика (модель танка). Леонардо, вероятно, — один из немногих, если не единственный, кто понял, что красота всегда должна также быть выражением совершенной техники.

 

Есть ли какое-то одно произведение, знакомство с которым необходимо, чтобы понять значение Леонардо? Лучше начинать с его текстов, с живописи или, может быть, с его изобретений?

Леонардо чего только не делал, очень сложно ограничить его гений одним-единственным произведением. Возможно, чтобы понять Леонардо, следует задаться вопросом, почему Флоренция стала столицей Возрождения и почему так много художников и учёных выросли именно в Тоскане.

Un disegno di Leonardo / Shutterstock.com

Родная деревня Леонардо — Винчи — расположена всего в 15 минутах езды от Флоренции. Откуда такая концентрация искусства? Первый ответ, который приходит мне в голову, — и это же первый совет тем, кто собирается поехать в Италию, — это что Тоскана — один из самых прекрасных регионов на свете, а Флоренция — его столица. Красота этих мест нашла своё выражение в работе многочисленных художников и учёных, благодаря которым Ренессанс стал, возможно, самым возвышенным периодом в истории человечества. Именно к нему художники и учёные обращаются по сей день в поисках новых идей.

Винчи/ Shutterstock.com

Многие обращают внимание на глубокую связь, которая существует между итальянским пейзажем и архитектурой. Архитектура по сути является почти что продолжением окружающего ландшафта. С вашей точки зрения, существуют ли другие примеры такого взаимодействия между человеком и природой, помимо Тосканы?

Я бы сказал, что вся Италия тому примерм. Все регионы прекрасны — Альто-Адидже и Лацио, Апулия и Сицилия, последняя вообще чудесна. Одна из отличительных черт Италии в том, что каждый регион, каждый город отличается от других. И если мы хотим увидеть другую культуру, иную историю, архитектуру, — достаточно проехать сотню километров. Ни в одной другой стране нет ничего подобного.

Одна только кухня чего стоит: она так великолепна и в то же время так разнообразна! От Флоренции до Болоньи на поезде всего 33 минуты, а кухня совершенно разная, так же как разнятся архитектура и искусство этих городов.

 

Расскажите, что из увиденного в Италии повлияло на вашу работу. Возможно, сохранилось какое-то воспоминание, впечатление, действующее на вас и по сей день?

Это было в Апулии, когда я впервые увидел установки для добычи нефти на морском шельфе. Их производили в Апулии, на континенте, потом размещали на плавающей платформе; по морю они могли доходить аж до Автралии. Меня потрясла мысль о том, что стальную конструкцию размером с девятиэтажный дом можно спустить на воду и отправить на другой конец света. Я не мог понять, как вообще возможно перемещать такой огромный объект, мне это казалось невероятным…

Апулия — это всё это вместе: там есть и древняя история, и традиционная культура, а я нашёл там ещё и самые продвинутые технологии! Повсюду в Италии вы можете найти очаровательные уголки, естественную красоту, пейзажи, архитектуру, кухню… но и технологии тоже.

Замок Кастель-дель-Монте, Апулия / Shutterstock.com

А что вы как архитектор думаете о состоянии итальянского исторического наследия? Как, по-вашему, стоило бы подходить к его сохранению, реставрации и использованию?

Безусловно, необходимо внимательнее относиться к сохранению нашего наследия. Мы часто недооцениваем то, что есть у нас в Италии. Но это, впрочем, свойственно людям, — ведь всё на свете относительно, не правда ли? Когда обладаешь таким богатством, не отдаёшь себе отчёт в том, чем владеешь. И мы, итальянцы, безусловно, должны обращать больше внимания на сохранение тех сокровищ, которыми мы располагаем. Помпеи, например, — великолепный памятник, но его можно и нужно было содержать лучше.

Кроме того, необходимо продвигать итальянское историко-культурное наследие, применяя куда более агрессивные маркетинговые стратегии, с тем чтобы все могли познакомиться с необъятным наследием, которым обладает Италия, и активнее разививать туристическую отрасль.

 

Кстати, о наследии. Вы ведь работаете и в области реставрации памятников?

Конечно! Сначала, сразу после окончания обучения, я преподавал на факультете архитектуры во Флоренции, как раз на курсе по реставрации. Кроме того, в 1966 г. я принимал участие в комитете Брунеллески. По случаю 600 лет со дня рождения мастера была поставлена задача проанализировать, как Филиппо Брунеллески сумел спроектировать и построить купол, который на тот момент был самым большим в мире (сегодня он третий по размерам), — шедевр, который по сей день находится в превосходном состоянии.

Позднее я принимал участие и в реставрации нескольких ренессансных церквей во Флоренции…

 

Каких именно?

Например, церкви Сан-Панкрацио… Затем от реставрации я перешёл к проектированию современных построек, и перебрался в Нью-Йорк, где увидел — и это было настоящим уроком!, — что технология, используемая для строительства небоскрёбов, вообще-то уступает тем, которые в предыдущие века применялись при строительстве башен во Флоренции или в Сан-Джиминьяно!

Башни Сан-Джиминьяно / Shutterstock.com

Я полагал, что найду там передовые технологии, а всё оказалось совсем иначе. Недаром современные небоскрёбы живут около 100 лет, в то время как нашим зданиям время не страшно!

Так что я начал размышлять о новых строительных технологиях. Я перешёл от художественного понимания архитектуры к представлению о зданиях как продукте технологий. Именно это привело меня к проекту вращающихся небоскрёбов, которые производятся на заводе в Италии, как компьютеры, телефоны или самолёты. Это — мир будущего, и он снова идёт из Флоренции!

 

Индустрия архитектуры?

Я бы скорее сказал, индустриализация строительной сферы, которая позволит всё сильнее диверсифицировать техники архитектуры, обогащая её передовыми решениями.

 

А что вы вообще думаете о современной архитектуре? Какое место, на ваш взгляд, занимает итальянская архитектура наших дней на мировой арене?

Я решил пойти по другой дороге. Архитектура сегодня должна стремиться к поиску новых, современных форм! Кроме того, необходимо делать ставку на устойчивое развитие. Эти потребности приведут к появлению новых форм и стилей.

Это полная смена логики. Мы, итальянцы, — мастера эстетики! И если речь идёт об архитектуре интерьеров, о мебели и дизайне, красота остаётся самым важным аспектом. Но если речь о постройках, нам необходимо искать новые решения с помощью науки и технологий!

 

То, о чём вы говорите, — не вполне новая концепция: вот и русская архитектура эпохи авангарда, конструктивизм и рационализм, исходила из схожих предпосылок. Однако бессмысленно отрицать, что обычные люди по-прежнему оценивают не столько технологии, благодаря которым построено то или иное здание, а их эстетическую сторону. Возможно, нам следует как-то поменять свой подход к оценке тех или иных сооружений?

Нам следует тщательнее работать над продвижением. Архитектор должен быть в состоянии объянить публике свой эстетический подход и особенности своих работ. Поясню на простом примере: смартфоны сегодня воплощают в себе максимум технологий самого передового уровня. И нравятся всем.

Так же должно быть и в архитектуре: если здание спроектировано правильно, применение технологий может сделать его ещё лучше! Я понимаю, что с этим не очень-то легко смириться, поскольку мы привыкли считать красоту чем-то отличным от техники, но мне кажется, что это ошибочный подход!

 

Если как следует подумать, идея технологий в архитектуре принадлежит не только рационализму: Пантеон ведь по сути — тоже инженерное произведение…

Конечно.

Пантеон / Shutterstock.com

Каковы же, в таком случае, ваши отношения с традицией?

Традиция должна быть отправной точкой, а не итоговым результатом и не технической отсылкой. Знание истории чрезвычайно важно, но только в том случае, если она указывает нам дорогу в будущее.

 

Как вы думаете, каково будущее итальянских городов искусств? Можно ли ещё строить в них что-либо современное? Например, можно ли себе представить одну из ваших «Динамических Башен» в таких городах, как Флоренция, Рим или Венеция?

Это непростой вопрос. Безусловно, необходимо уважать древние города. Старинные здания должны оставаться, как свидетельство культуры прошлого, и никогда не должны сноситься. Так что я активный сторонник сохранения памятников.

На мой взгляд, современные здания можно строить в других местах: существуют обширные участки, на которых можно это делать. Так что, если подумать, мой ответ — нет, я бы не стал строить динамическую башню во Флоренции! Мир велик, и её прекрасно можно построить в более современном городе.

В то же самое время, я не могу не думать о динамической архитектуре, как о чрезвычайно красивой идее. Здание становится меняющимся объектом, который подстраивается под человеческое окружение. Но это моя башня, так что я не могу претендовать на объективность!(смеётся)

 

Как мы поняли, в Италии вы цените не только архитектуру. Есть ли регионы, чья кухня и природа вам по душе? Где, кроме Тосканы, вам хорошо?

Я бы сказал, это почти все регионы, ведь они так разнятся между собой. Безусловно, Марке, Сардиния, Эмилия-Романья… Сицилия — это просто сказка со всех точек зрения. На Сицилии расположено 30% европейского археологического наследия! Это невероятно, не находите?

Моя супруга недавно ездила на Сицилию со школьниками из флорентийского классического лицея, на театральный спектакль в Сиракузы. Это был второй по размерам город Древней Греции после Афин: уровень культуры, который сложно себе представить на земле, которая ныне ошибочно считается несколько отсталой. Вот что такое Сицилия, что такое Италия! Невообразимое богатство…

Храм Юноны, Агридженто, Сицилия / Shutterstock.com

Вы предпочитаете жить в городе или любите горы, море, сельскую местность?

Мне нравится всё! Я знаю, это немного поверхностный ответ, но это так! (смеётся)

Всё зависит от конкретного момента; вообще я очень люблю города. Начиная с тех из них, которые далеки от Италии: Нью-Йорк, Лондон, Майами, Рио-де-Жанейро… Москва — сказочный город, на мой взгляд…

Однако Флоренция — это настоящий спектакль: я никогда не устаю гулять по этому городу, в том числе и потому, что после 45 лет, прожитых там, я постоянно нахожу новые и разнообразные уголки.

Меня часто спрашивают: «Какая страна самая красивая на свете?». Я не родился в Италии и часто путешествую по миру, поэтому я могу быть относительно объективным. Так вот, со всем моим уважением к россиянам и их невероятной стране, Италия — это самая прекрасная страна вообще! Без всяких сомнений. Россия — сразу за ней, конечно… (смеётся)

 

Ключевые слова
Дэвид Фишер, интервью

Похожие материалы

Неделя итальянской кухни

«Главное вдохновение для меня – местная кухня озера Гарда», – интервью с Леандро Луппи

Венето
Посмотреть
Неделя итальянской кухни

«В России мороженое было делом государственной важности», – интервью со Стефано Гуиццетти

Ломбардия, Эмилия-Романья
Посмотреть
Неделя итальянской кухни

«Кухня позволяет лучше понять местных жителей», — интервью с Паоло Гриффа

Валле-д’Аоста
Посмотреть
Эногастрономия

«Моя любовь к Италии – метафизическая», – интервью с Анатолием Корнеевым, основателем компании Simple

Посмотреть
Эногастрономия

«Я добавил итальянское к русским традициям», — интервью с шеф-поваром Уильямом Ламберти

Посмотреть
Куда поехать

«У нас есть всё, что вам нужно», – интервью с президентом Эмилии-Романьи Стефано Боначчини

Эмилия-Романья
Посмотреть
Культура и искусство

  Подписаться на рассылку